Zooritual.su

Зоо Мир
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Летучие мыши команда

На самом деле «Валенсия» – не «летучие мыши». Так говорят только у нас

Каминг-аут блога «Липучая мышь».

«Валенсия» и Черышев на подъеме: хорошие шансы на финал Кубка Испании, грохнули «Селтик» в 1/16 Лиги Европы (2:0 в гостях и 1+1 у Дениса), в чемпионате всего в шести очках от Лиги чемпионов.

Наверняка вы или ваши друзья вчера говорили, что «летучие мыши» в порядке, расправляют крылья и просто молодцы. Валенсийское прозвище «летучие мыши» устоялось настолько, что его регулярно используют в футбольных текстах и даже название моего блога происходит от него. Но есть поправка: ни в Валенсии, ни в Испании «летучими мышами» «Валенсию» не называет никто.

Главный историк валенсийского футбола, спортивный журналист и автор книг о «Валенсии» Пако Льорет подтвердил это для Sports.ru: «Летучими мышами (los murciélagos) «Валенсию» не называют, у команды есть много прозвищ, но конкретно такого в Испании нет. Хотя Валенсия – и клуб, и город – связаны с летучими мышами».

Летучие мыши есть на эмблемах многих валенсийских команд, даже «Леванте»

В городе летучие мыши везде – на фасадах домов, на канализационных люках, в сувенирных магазинах и на трибуне «Местальи». В клубных роликах «Валенсии» (например, презентующих новую форму), всегда есть летучая мышь. Маскот «Валенсии» – улыбчивая мышка с торчащим клыком, она встречает игроков перед матчем и развлекает детей.

Наконец, на эмблемах многих клубов Валенсийского сообщества (большой регион на востоке страны со столицей в Валенсии) есть летучая мышь.

«Леванте» тоже из Валенсии, их зовут «лягушками» («гранотами»), потому что после Гражданской войны в Испании их стадион находился рядом с квакающей рекой Турия.

«Атлетико Сагунтино» из третьего испанского дивизиона Сегунда Б, там играет бывший игрок академии «Зенита» Иван Яковлев.

У «Пусоля» самая необычная мышь – с длинным крылом.

При чем тут вообще летучие мыши?

Такая любовь к хищным мышам происходит из легенды.

В 1238 году Арагонский король Хайме I (в Валенсии и соседних городах многие административные здания носят его имя) освободил Валенсию от мавров, которые разводили летучих мышей как средство борьбы с насекомыми. Особенно с комарами – их было слишком много в районе озера Альбуфера, где растет рис для знаменитой валенсийской паэльи.

Перед походом на Валенсию пророк предупредил Хайме: пока летучие мыши в городе, мавров не победить. Когда летучая мышь свила гнездо на крыше походного шатра Хайме, он почему-то посчитал это добрым знаком и приказал задобрить животное, заботиться о нем и кормить. Вскоре мавры неожиданно напали на Хайме, но летучая мышь так громко била в барабан своими крепкими крыльями, что испанцы проснулись и отразили атаку. Пройдя с победами через мавров, они окончательно освободили Валенсию.

Легенда красивая, но есть неточности: до конца 14 века летучая мышь не появлялась на геральдике Валенсии, а последующие правители поместили на герб не мышь, а дракона, побежденного Святым Георгием.

Вскоре дракон превратился в летучая мышку, которая действительно водилась на востоке Испании (так что предыдущей истории могло и не существовать).

Итого, летучая мышь появилась на гербе в 1503 году.

Почему в России «Валенсия» – «летучие мыши»?

Автора и точных исторических рамок, когда «Валенсию» стали так называть, никто не вспомнит, потому что прозвище появилось естественно: комментаторы и спортивные журналисты сопоставили символ города и эмблему самой успешной команды города.

На вопрос – почему же «летучие мыши» – ответили футбольные комментаторы, давно работающие на матчах Ла Лиги:

Василий Уткин:

– Называть летучими мышами клуб с такой эмблемой более чем логично. Все команды когда-то получают прозвища. Когда это случилось? Если бы знал, что это тебе понадобится в феврале 2019 года, то бы записал, но упустил.

Для себя я знаю, что валенсийское прозвище «Валенсии» – «лос чес». Но у нас оно не звучит, поэтому «летучие мыши».

Читать еще:  Как зимуют мыши полевки

Станислав Минин:

– Не могу сказать, кто первым стал так называть «Валенсию», не помню «летучих мышей» в 80-е и начале 90-х в «Спорт-Экспрессе», потому что про «Валенсию» не писали заметок. Видимо, прозвище вбросил кто-то из комментаторов на стыке веков, когда на «Плюсе» и 7ТВ начали показывать Испанию. Основное прозвище «лос чес» считалось выпендрежем, вот и придумали летучих мышей.

И это не единственный пример, когда прозвища клубов в разных странах не совпадает. Аристократами «Челси» в Англии не называет никто, а в России одно время так говорили многие (но усилиями Sports.ru вроде бы перестали – Sports.ru)». Или «Реал» королевским клубом называем только мы. Он действительно королевский, в Испании об этом знают, но так не называют. Так что формулировка корректная. Не думаю, что в Испании бы сильно обиделись на такое прозвище.

Как называют «Валенсию» в Испании?

«Лос чес» = Los ches = Equipo Che (команда Че).

Эктора Купера в свое время называли El Che.

У прозвища нет четкого перевода, это что-то вроде восклицания на валенсийском диалекте: «смотрите», «ребята» или «чувак». Валенсийцы просто используют ее в разговоре, могут сказать так: «Эй, че, привет» или «Че, как себя чувствуешь?».

«Летучие мыши» или «лос чес» – не так важно. «Валенсия» – замечательный клуб из очень красивого города.

Это я вам как автор блога «Липучая мышь» говорю.

Десмод – самый распространенный вампир среди летучих мышей

Есть милые летучие мышки, которые едят фрукты, пьют нектар и охотятся на насекомых. Но при этом есть целое подсемейство летучих мышей, называемых «вампировые». Эти рукокрылые действительно целенаправленно питаются кровью. Десмод, или как его ещё называют «большой кровосос» (лат. Desmodus rotundus) среди них самый распространённый.

Вылетев ночью на охоту, десмод находит спящее животное, птицу или даже человека. Потом он садится рядом с жертвой и не торопясь приближается к ней пешком. Этот легкий зверек (вес от 20 до 40 грамм) взбирается на спящего и начинает своим носом, похожим на лист, определять где удобнее всего пить из жертвы кровь. Найдя на теле место, где кровеносные сосуды ближе всего к поверхности кожи, он начинает это место обильно смазывать своей слюной. В слюне вампировых летучих мышей содержится обезболивающее. Именно поэтому спящий не просыпается, когда пью его кровь. После наркоза, десмод состригает мешающую шерсть и прорезает небольшую ранку.

Кроме обезболивающего, в слюне присутствуют вещества, мешающие свертыванию крови. Для вампира это полезно, а вот для его жертвы – большая проблема. Дело в том, что даже когда вампир наелся и улетел, кровь продолжает вытекать. Если вампир был один, то «ничего страшного». Но бывали случаи, когда в одну ночь на бедную корову или другое животное «ело» 30 и больше кровососов, а это уже серьёзная кровопотеря.

Надо признать, что вампиры заботятся о своих сородичах. Каждый удачно поохотившийся десмод готов отрыгнуть часть своей добычи в пасть менее удачному кровопийце. Такая взаимовыручка позволяет «большим кровососам» жить крупными колониями.

Кровопотеря – не самая большая проблема, которую создают вампиры. Дело в том, что они переносчики бешенства и даже чумы. А зараженной бешенством зверь, это всегда опасно. В Латинской Америке есть территории, где фермерство невозможно, так как целые стада гибнут от чумы. В Мексике к вопросу борьбы с вампирами подошли весьма серьёзно. В пищу домашних животных там добавляют вещества, делающую их кровь ядом для кровососов.

В медицине, на основе слюны десмода был создан препарат, растворяющий тромбы в кровеносных сосудах. Это вещество «десмозеплазма» является одним из лучших профилактических средств инсультов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Летучие мыши ближе к коровам и собакам, чем к грызунам

Атипичное наследство Дракулы

Команда учёных из Калифорнии, Мэриленда и венесуэльского Каракаса решили выяснить, как работают инфракрасные рецепторы летучих мышей-кровососов и как они появились в процессе эволюции. Результаты работы ученых опубликованы в новом номере Nature. Руководитель исследования Елена Грачёва из Калифорнийского университета в Сан-Франциско в своей прошлой работе уже выяснила, как работает подобный орган у змей. Исследование других видов животных, обладающих подобным «шестым чувством», стало логичным продолжением ее работы.

Читать еще:  Зайцегуб летучая мышь

То, что к работе присоединились венесуэльские биологи, не случайность.

Вампировые, или десмондовые, летучие мыши, которых часто называют просто вампирами, обитают только в Южной и Центральной Америке.

Галопом по вампирам

К подсемейству вампировых относят всего три вида: два из них охотятся на птиц, и лишь один, Desmodus rotundus, который и стал основным объектом исследования, нападает на спящих млекопитающих, в том числе (изредка) на человека. Эхолокация у вампиров развита слабо по сравнению с другими летучими мышами. Находить жертв им помогают развитое обоняние, невероятно острый слух, позволяющий услышать дыхание спящей жертвы (http://www.biomedcentral.com/1741-7007/4/18), и чувствительность к инфракрасному излучению. Термочувствительные ямочки, находящиеся на верхней губе и видоизменённом носовом листке, дают вампиру возможность чувствовать температуры выше 29–30ºC на расстоянии около 20 см. Таким образом паразит находит доступный для укуса и извлечения крови участок кожи на теле своей жертвы — уши у большинства млекопитающих, гребень у кур, холку у лошадей.

По змеиным стопам

Питоны, удавы и гремучие змеи, которые также охотятся с помощью инфракрасных рецепторов, синтезируют специальные белки – ионные каналы типа TRPA1, которые реагируют на температуры выше 30ºC.

У других их сородичей, не способных «видеть» инфракрасное излучение, белки этого типа слегка отличаются по составу и не чувствительны к температуре.

Ионные каналы

Команда Грачёвой понимала, что имеет дело с примером конвергентной эволюции, когда сходство между организмами различных систематических групп возникает независимо, из-за близости условий обитания или поведенческих моделей. Исследователи решили, что стоит поискать причину «шестого чувства» вампиров среди ионных каналов других типов, и не ошиблись.

Общий для всех млекопитающих термочувствительный белок TRPV-1, который используется организмом для сигнализации о повышении температуры выше критической (43ºC), вампировые «перестроили» для своих нужд.

Изменения в последовательности аминокислот этого белка позволили снизить порог чувствительности до 30ºC – более высокая температура сигнализирует им о близости жертвы, причем синтезируется данный модифицированный ионный канал только в определённых клетках вокруг носа вампира, а в других органах не изменился и выполняет свою обычную защитную функцию.

Летучая мышь мыши не родня

Исследование генов, которые кодируют производство белка TRPV-1 у вампировых летучих мышей позволило сделать дополнительный вывод из исследования. Подобным образом этот белок синтезируется у млекопитающих, принадлежащих надотряду Лавразиотерии, к которым относятся, например, парнокопытные. Лишь недавно, после молекулярных исследований ДНК, летучих мышей причислили к этому надотряду. Раньше же этих крылатых созданий относили к Эуархонтоглиресам, подотряду, к которому относятся грызуны и приматы. Исследование группы Грачёвой подтверждает обоснованность пересмотра классификации.

Прионы вспенили мозги грызунам

«Наше открытие, – пишут исследователи, – свидетельствуют в пользу новой молекулярной классификации, в которой объединять летучих мышей в группу с лошадьми, собаками, коровами, кротами и дельфинами предпочтительнее, чем с человеком, обезьянами, шерстокрылами, мышами, крысами и кроликами, как изначально предполагалось на основании анатомических критериев».

Безусловно, исследование имеет важнейшее фундаментальное значение для молекулярной биологии, теории эволюции и систематики. Однако,

исследования Desmodus rotundus уже принесли и практическую пользу – на основе их слюны изготавливают лекарственный препарат десмотеплаза для профилактики и лечения нарушений мозгового кровообращения, в том числе инсультов.

Возможно, и раскрытие механизма детектирования инфракрасного излучения этими загадочными животными позволит улучшить жизнь столь неродного им человека.

Есть что-то особенное в иммунитете летучих мышей, делающее их идеальными вирусными инкубаторами

12.02.2020 в 09:07

Эбола. ТОРС. Бешенство. MERS. Скорее всего, даже новый коронавирус, CORVID-19. Есть одно животное, которое невинно и невольно дарит все эти злобные бичи человечеству. Летучие мыши.

Читать еще:  Живут ли в городах мыши

Почему? Согласно новым исследованиям, летучие мыши могут быть высшим инкубатором, благодаря невероятно эффективной и надежной иммунной системе, которая, по сути, тренирует вирусные штаммы, побуждая их адаптироваться и развиваться, становясь настолько приспособленными и инфекционными, насколько это возможно.

Это прискорбный побочный эффект того, что в противном случае является удивительным механизмом выживания. Это не несчастье для летучих мышей, то есть, конечно, для других видов — потому что, когда вирусам удается перейти с летучих мышей на другие виды животных, включая человека, иммунные реакции реципиентов не способны противостоять этим настроенным, эффективным и в высшей степени передающимся болезнетворным микроорганизмам.

«Суть в том, что летучие мыши особенные, когда речь заходит о размещении вирусов», — говорит патологоанатом Майк Бутс (Mike Boots) из Калифорнийского университета в Беркли.

«Не случайно, что многие эпидемии исходят от летучих мышей».

В новом исследовании Бутс и его коллеги исследовали вирусную инфекцию на линиях клеток летучих мышей, включая культуры египетской фруктовой летучей мыши (Rousettus aegyptiacus) и австралийской черной летучей лисицы (Pteropus alecto).

Клетки, называемые клетками Веро от обезьяны (африканская зеленая обезьяна, Chlorocebus), также использовались в качестве контроля.

Это связано с тем, что одним из молекулярных механизмов в иммунной системе летучих мышей является молниеносная продукция сигнальной молекулы под названием интерферон-альфа, которая запускается в ответ на заражение вирусом. Когда белки интерферона секретируются зараженными вирусом клетками, соседние клетки переходят в защитное, противовирусное состояние.

Линия клеток африканской зеленой обезьяны не обладает такими преимуществами. В экспериментах, когда клеточные культуры подвергались воздействию вирусов, имитирующих вирус Эбола и вирус Марбурга, клетки обезьяны быстро погибали. Клетки летучей мыши, напротив, сопротивлялись вирусному натиску благодаря их быстрой сигнализации интерфероном.

Парадокс, однако, заключается в том, что интерферон, в конечном счете, приносит пользу вирусам, даже если он препятствует их способности убивать клетки. В то время как система сигнализации предотвращает гибель клеток, инфекция, тем не менее, остается, и вирус начинает адаптироваться к оборонительному режиму, по крайней мере, в соответствии с компьютерной симуляцией ученых.

«Это говорит о том, что наличие действительно мощной интерферонной системы поможет этим вирусам сохраняться внутри хозяина», — говорит биолог и автор исследования, Кара Брук.

«Когда у вас более высокий иммунный ответ, вы получаете клетки, которые защищены от инфекции, так что вирус может фактически увеличить скорость репликации, не причиняя вреда хозяину». Но когда он передается человеку, у нас нет такого противовирусного механизма, и мы можем столкнуться с множеством патологий».

Важно отметить, что у человека действительно есть интерферон-альфа, но летучие мыши, похоже, гораздо легче переносят вирусы, чем мы.

Даже когда летучие мыши инфицированы патогенными микроорганизмами, способными убить человека, они не проявляют очевидных симптомов болезни, а вместо этого переносят вирусы как долговременную инфекцию.

Необходимы дополнительные исследования, чтобы понять, почему системы интерферона летучих мышей кажутся более надежными и быстрыми, чем наши.

«Критически, мы обнаружили, что линии клеток летучей мыши демонстрировали признаки усиленного интерферон-опосредованного иммунного ответа … что позволило установить быстрые темпы передачи вируса от клетки к клетке», — объясняют авторы в своем исследовании.

Вывод, говорит команда, заключается в том, что вирусы, которые эволюционировали внутри летучих мышей, вызовут повышенную опасность, если они перейдут к последующим хозяевам, включая человека.

Иногда в этом замешан посредник, например, свиньи, верблюды или лошади. Какому бы животному не посчастливилось стать переносчиком, вряд ли он будет готов к той судьбе, которая их ждет.

Тем не менее, знание того, как и почему это происходит, жизненно важно для борьбы с вирусами.

«Очень важно понимать путь развития инфекции, чтобы иметь возможность предсказывать появление, распространение и передачу», — говорит Брук.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector